Умо ожидаем нас на небесах: Будем ли мы помнить нашу земную жизнь? (Отрывок из главы 13) (In Light of Eternity: Will We Remember our Lives on Earth? [Chapter 13 excerpt])

Весною 1991 года я и мой друг Стив Килс с двумя другими миссионерами посетили Советский Союз незадолго до его падения.

Ленин обещал тысячелетнее правление коммунизма и смерть христианства. Теперь, семьдесят лет спустя, люди устали от бесцельного существования, в которое вовлек их этот псевдомессия. В день Ленина, в день его рождения, в украинском городке Каменец-Подольский, мы сделали то, что, как нам говорили, никто никогда еще не делал. Мы пришли в школу и рассказали Евангелие в десяти классных комнатах, а потом раздали Библии каждому учащемуся, учителю и члену персонала. Все брали Библии с раскрытыми глазами. Большинство из них никогда не видели Библию. Мы со Стивом были потрясены.

В тех классах для занятий огромные портреты Ленина неодобрительно, но бессильно смотрели на нас, в то время как советские дети, включая и пионеров с красными галстуками на шее, внимательно слушали, когда мы излагали им Евангелие.

Всякий раз, когда я вспоминаю эту миссионерскую поездку, множество историй, произошедших со мной, приходят мне на ум. Вспоминается мне Сергей, которого мы встретили в поезде, ехавшем из Москвы, и которому мы подарили иллюстрированный Новый Завет. Он буквально проглотил его. Не успели мы доехать до Киева, как он и его брат приняли Христа.

Мы проповедовали в тех аудиториях, куда имели доступ только члены коммунистической партии, имеющие специальные удостоверения. Тем не менее, месяцем раньше там прошел показ фильма “Иисус”. Эффект был потрясающий, и наше выступление было на его волне. Там присутствовали тысячи людей, многие из них выходили вперед, чтобы принять Христа. Сотни настоятельно просили дать им Библию. Я как теперь вижу это море людей, горящие глаза, жаждущие Слова Божия.

Везде, куда бы мы ни приходили, нас забрасывали вопросами о Библии, Иисусе Христе, небесах и аде. После богослужения, в одной из украинских церквей, имевшего сильное действие, в результате которого, многие люди пришли ко Христу, мы сидели, беседуя, в церкви. Неожиданно вошел молодой человек, азиатской наружности, выглядевшем уставшим и изнеможенным. Никто из присутствующих его не знал. Нам переводили то, что он рассказал о себе. Оказалось, что он приехал из отдаленного уголка Сибири, до которого дошли слухи, что в Советский Союз завезли Библии где-то в Украину, в районе Киева. У них в церкви не было Библии, поэтому они собрали, сколько смогли, денег, благословили и отправили его найти Слово Божие.

Это молодой человек плыл целую неделю на лодке из своей деревни до ближайшего города, где находился аэропорт. Единственным наземным транспортом были собачьи упряжки зимой. Оттуда он добирался на самолете, на поезде, а потом и на автобусе, чтобы найти то место, где есть Библии. Но, пропутешествовав две с половиной тысячи миль, он все еще не нашел ни одной Библии. Господь направил его в эту церковь, куда мы совсем недавно доставили контейнер со Священным Писанием. Украинские братья отдали ему драгоценное Слово Божье, чтобы он привез его в свою Церковь.

Потом мы посетили детскую больницу. Ее главврач и администратор были коммунистами высокого ранга. Они пригласили нас выступить, и наш друг, миссионер Билл, более часа рассказывал Евангелие шестидесяти докторам, медсестрам и членам обслуживающего персонала.

Главврач пригласил на к себе домой на пообедать. Один из местных пасторов, также приглашенный, сказал: “Это историческое событие в нашем городе. Никогда раньше человек, такое высокое положение и коммунист, не приглашал христиан пообедать у него дома. Они всегда гнали нас.” Кажется он немного нервничал.

У нас был чудесный обед, который приготовила его жена, сама хороший доктор. После обеда мы подарили ей детскую Библию на русском языке. Неожиданно ее глаза наполнились слезами, и она что-то сказала. Нам перевели ее слова: “Много лет я мечтала держать Библию в руках”. Она добавила с благоговением в голосе: “Я буду читать ее своей внучке”.

Я рассказываю о всех этих событиях не только за тем, чтобы поведать о великих делах Божьих на земле, но и за тем чтобы задать вопрос: когда мы со Стивом попадем на небо, будем ли мы помнить увиденное на земле? Когда мы окажемся в раю, неужели те воспоминания, которые так дороги нашим сердцам, растают как дым? Забудут ли советские люди, жаждавшие Слово Божие, то веянье Духа, которое пронеслось над их страной?

Неужели я забуду, как я пришел ко Христу, женился, крестил моих дочерей? Забуду ли я те испытания, которыми Бог формировал мой христианский характер? Забуду ли я то, как Он заботился обо мне каждый день, как давал мне силы, как сводил с теми людьми и создавал в моей жизни те события, которые заставляли меня радоваться и плакать? Я не вижу никакого указания в Библии, что все это сотрется из моей памяти. Наоборот, Библия, как мне кажется, дает все основания надеятся, что я буду все это помнить.

Однако стоит внести уточнение. Я слышал, как люди говорили: “Сейчас мы не можем этого понять, но поймем на небе, потому что мы будем знать все”. На небе мы все увидим ясно (1 Коринфянам 13:12), узнаем все намного лучше, чем знаем сейчас. Однако мысль о том, что на небе якобы мы будем знать все, несомненно, ложна. Если бы мы знали абсолютно все, мы стали бы Богом. Он один всезнающий и ничем не ограничен в Своем знании. Мы навсегда так и останемся творением со всеми свойственными нам ограничениями, даже после того, как мы будем прославлены на Небесах. Ангелы на небе не знают всего (Марка 13:32). И мы не будем.

Противоположная тенденция, приписывать слишком мало знания людям, пребывающим на Небесах. Отсюда и берет свое происхождение еще один популярный миф о том, что якобы мы не будем иметь там никаких земных воспоминаний. Да, в некоторых случаях нам хотелось бы, чтобы наше земное существование никак не напоминало нам о себе на Небесах. Но Бог усматривает прямую связь между ними. Наша земная жизнь имеет вечные последствия. Она происходила на глазах у всех небесных обитателей, записана на небесную пленку, к ней мы будем возвращаться вновь и вновь на протяжении всей вечности.

Концепция о том, что в нас останется память земной жизни и на Небесах, кажется противоречивой. Давайте рассмотрим ее подробней.

Нам сказано, что после смерти мы дадим отчет о нашей земной жизни, воплоти до конкретных поступков и слов (2 Коринфянам 5:10; Матфея 16:31). Очевидно, что мы должны помнить наши земные поступки. Как, в противном случае, сможем дать в них отчет? Фактически, если учесть, что наш ум обновится и станет функционировать еще лучше, воспоминания о земных событиях должны стать не менее, а еще более четкими. Земную жизнь мы будем помнить не хуже, а даже лучше.

Конкретные дела, совершенные из нашей преданности Богу, не сгорят в пламени суда, а перейдут на Небеса вместе с нами (1 Коринфянам 3:14). Нам сказано, что виссон, праведная одежда, которую будет носить невеста Христова, - “есть праведность святых”, которую они явили в земных делах (Откровение 19:7-8). Сама одежда, которую мы будем носить, уже будет свидетельствовать о том, что мы совершили на земле. (Поэтому давайте сделаем все от нас зависящее, чтобы не оказаться там нагими.) Праведные деяния, сделанные нами на земле, “последуют’’ за нами на небо (Откровение 14:13).

Разные по своей высоте посты, которые мы будем занимать, и награды, которые мы получим в небе, будут постоянным напоминанием для всех небожителей, включая нас, о той жизни, какую мы прожили на земле. В конце концов, за нее и будут даваться награды. (Матфея 6:19-21; 19:21; Луки 12:33; 19:17,19; 1 Тимофею 6:19; Откровение 2:26-28).

На небесах Бог записывает все, что делают на земле и верующие, и неверующие. Нам известно, что эта запись переживет земную жизнь человека. Для верующего человека она будет существовать не менее чем до тех пор, пока он предстанет пред судилищем Христовым (2 Коринфянам 5:10). Запись жизни неверующего человека сохраниться, по крайней мере, до того дня, когда он предстанет пред сыном у белого престола (Откровение 20:11-13). Фактически, память о его греховных делах последует за ним в ад, ведь богач и в аду все еще помнил о своей земной жизни, помнил и Лазаря, и своих братьев (Луки 16:27-31). Он даже узнал Авраама на другой стороне пропасти, отделявшей их.

Забуду ли я Сергея, который пришел ко Христу после беседы с ним в поезде? Забудет ли сам Сергей, как Бог изменил его жизнь в тот день? Забудем ли мы с другом те слезы, которые струились по щекам коммунистки, держащей в руках Библию? Забудем ли мы, как рассказывали о Христе ученикам в той школе, где впервые проповедовалось Евангелие? Не из таких ли историй, как история того человека, который в поисках Слова Божия преодолел две с половиной тысячи миль, будут состоять наши беседы на Небесах?

Мученики, находящиеся на Небесах, как о том повествуется в Откровении 6:9-11, ясно помнят то, что произошло на земле, включая и ты великую скорбь, через которую они прошли. Показано их эмоциональное и нетерпеливое ожидание грядущего суда Божьего. Этот отрывок служит достаточно сильным опровержением преобладающего сейчас мнения, в соответствии с которым память о любых неприятных событиях автоматически лишает нас небесного счастья. Радость на небе зависит не от того, стерли нашу память или нет, а от того, обновился ли наш разум. Обновленным разумом мы острее поймем все величие вечных наслаждений по сравнению с короткими земными страданиями (Римлянам 8:18).

В книге пророка Малахии 3:16 говорится о “памятной книге”, которая пишется в присутствии Бога “о боящихся Господа и чтущих имя Его”. В библейские времена такие свитки обычно писались царскими книжниками и периодически читались в присутствии царя, чтобы он не забыл о достойных делах, совершенных подвластными ему людьми, и соответственно вознаграждал их (Есфирь 6:1-11). Возможно, ту “памятную книгу”, о которой упоминает Малахия, пишут ангелы, которые выполняют роль книжников у Бога.

Поскольку нам сообщено об этой книге, трудно вообразить, чтобы Бог в дальнейшем ходе истории уничтожил ее или что в грядущих веках на нее не будут обращать никакого внимания. Более вероятным кажется, что эти записи о поступках, совершенных на земле из преданности и верности Богу, будут на небесах периодически зачитываться или просматриваться в небесном кинозале на протяжении всей вечности. Они будут радовать Бога вновь и вновь, также как и Его ангелов и нас.

И поступок того молодого человека из Сибири, я просто уверен, окажется в этой памятной книге. Я с нетерпением жду, когда смогу увидеть конец той истории, о котором мне все еще ничего не известно - что же произошло после его возвращения в родную церковь и как она отреагировала, впервые увидев Слово Божье?

Забыть о земле, попав на Небеса? Подобное предположение скрывает в себе небиблейскую точку зрения, что наша земная жизнь не имеет большого значения и существенных последствий для вечности. Ничто не может быть дальше от истины, чем это утверждение!

 

Will We Remember our Lives on Earth?

In the spring of 1991, a close friend and I went with two missionaries on a trip to the Soviet Union, shortly before its collapse.

Lenin promised a thousand-year reign of communism, and the death of Christianity. It had been seventy years, and the people were sick of the hollow misery this pseudo-Messiah had brought them. On “Lenin’s Day,” the false messiah’s birthday, we had the privilege of doing something we were told had never before been done in the Ukrainian city of Kamanets-Podolsky. We went into the public schools and shared the gospel ten times in ten different schoolrooms. We passed out Bibles to every student, from age six to eighteen, as well as every teacher and principal. All accepted the Bibles with wide eyes—most had never seen a Bible before.

In all of those classrooms huge pictures of Lenin peered down on us, disapproving but helpless, while Soviet children—including the communist youth with their red kerchiefs—listened intently as we shared the gospel of Christ.

Whenever I remember that trip, a flood of stories rushes into my mind. There was Sergei, on the train from Moscow, whom we gave an illustrated New Testament. He devoured it. Before we arrived in Kiev he and his brother came to Christ.

We spoke at a rally in a philharmonic auditorium formerly open only to card-carrying members of the Communist party. But a month before, the Jesus Film had been shown there. The effect had been electric, and we came in on its coattails. Thousands attended the rally. Many came forward to receive Christ. Hundreds pressed forward asking for Bibles. A sea of humanity, eyes longing for something more, reached out for God’s Word.

Everywhere we went they pumped us with questions about the Bible, Christ, heaven and hell. After a powerful service in which many came to Christ, we sat in the church basement. Suddenly in walked a young Asian-looking man, weary and worn from long travel. No one recognized him. As he explained who he was, they translated his story to us. He was from a remote part of Siberia, where his church had heard that Bibles had come into the USSR somewhere near the city of Kiev. His church had no Bibles, so they collected as much money as they could, laid hands on him and sent him forth as their ambassador to search for God’s Word.

This young man had traveled seven days on boat from his village—where the only land travel was by dog sled—to the nearest city with an airport. From there he traveled by plane, train, and bus in search of Scriptures. But after traveling 2600 miles he still hadn’t found a single Bible to take home with him. The Lord led him to this church where we had just delivered a shipment of Bibles. The brothers of the Ukrainian church gave him some of their precious Bibles, to take back to his people.

We visited a children’s hospital. The chief doctor and administrator was a communist of great status. He invited us to speak, and for over an hour we shared the gospel with sixty doctors, nurses and hospital support staff.

This physician invited us to his home for dinner. Before we arrived, one of the local pastors, who was coming with us, told us, “This is an historic event in our city. Never before has a man of such high standing, and a communist, invited Christians to eat with him in his home. They have always persecuted us.” He seemed very nervous.

We had a delightful dinner, served by the physician’s wife, herself a prominent doctor. After dinner we presented the doctor’s wife with a special gift, a children’s Bible in Russian. Suddenly tears welled up in her eyes and she said something. Someone translated. She’d said, “For many years I have dreamed that someday I would hold in my hands a Bible.” She added, with awe in her voice, “I will read it to my granddaughter.”

I relate these events not only to tell of God’s great work on earth, but to provide a context for asking a question: When I get to heaven, will I remember these things that I saw on earth? Will these memories that are so precious to me now go up in smoke when I enter heaven? Will the God-starved people of the Soviet Union forget the mighty wind of the Spirit that swept across that land in those days?

Will I forget coming to Christ, marrying my wife, baptizing my daughters? Will I forget how God used trials in my life to make me more Christlike? Will I forget the way he provided for me every day, the strength he gave, the things and people he sent to make me laugh and cry? I see absolutely no biblical reason why I would not remember these things. I see every reason why I would. 

One qualification is in order. I’ve heard people say, “We can’t understand that now, but we’ll understand in heaven, because then we’ll know everything.” In heaven, we’ll see and know clearly (1 Corinthians 13:12), with far greater understanding than we have now. However, the notion “we’ll know everything in heaven” is certainly wrong. If we did know everything, we’d be God. He alone is infinite and is all-knowing. We will always be finite, even after we become glorified in heaven. The angels in heaven don’t know everything (Mark 13:32). Neither will we.

But while some attribute too much knowledge to people in heaven, most attribute far too little. Hence, this popular myth that in heaven we’ll have no remembrance of our lives on earth. For some reason—in some cases, it may be wishful thinking — we disassociate our existence on earth from our future existence. But God sees a direct connection between them. Your life on earth has eternal significance. It has been recorded in the sight of all heaven, and will serve as an ongoing reference point for your eternal future.

This concept of remembering our earthly past once we’re in heaven seems to be controversial. So let’s examine it closely.

We’re told that after we die we’ll give an account of our lives on earth, down to specific actions and words (2 Corinthians 5:10; Matthew 12:36). Obviously, we must remember the things we’ve done on earth—how else could we give an account of them? In fact, considering our improved minds and clear thinking, our memories of our earthly past should be more acute, not less. We won’t remember less of earth, but more.

Our specific acts of faithfulness on earth will survive the fire of judgment and be brought into heaven with us (1 Corinthians 3:14). We’re told that in heaven the wedding dress worn by the bride of Christ stands for “the righteous acts of the saints” done on earth (Revelation 19:7-8). The very clothes we’ll wear testify to what we did on earth. (Let’s be sure we’re fully clothed!) These righteous deeds done on earth are said to “follow” us to heaven (Revelation 14:13). 

The positions of authority and the treasures awarded in heaven to the faithful will perpetually remind heaven’s inhabitants — including us — of the lives we lived on earth. That, after all, is what the rewards are given for (Matthew 6:19-21; 19:21; Luke 12:33; 19:17,19; 1 Timothy 6:19; Revelation 2:26-28).

God makes a record in heaven of what everyone— both nonbelievers and believers—does on earth. We know that this record outlasts a person’s life here. For the believer it lasts at least until he stands before the judgment seat of Christ (2 Corinthians 5:10). For the unbeliever it lasts at least right up to the Great White Throne judgment (Revelation 20:11-13). In fact, it lasts into hell, since the rich man in hell remembered his earthly life, including his brothers and Lazarus (Luke 16:27-31). He even recognized Abraham across the great gulf. 

Will I forget about Sergei coming to Christ on the train? Will Sergei forget how God changed his life that day? Will my friends and I ever forget the tears streaming down the face of the communist woman grasping the Bible? Will I ever forget going to ten Russian classrooms where the gospel was shared for the first time? Isn’t the 2600 mile journey of a young Siberian man sent by a Bibleless church in search of God’s Word the stuff of which heaven’s stories will be made?

The martyrs in heaven mentioned in Revelation 6:9-11 clearly remember at least some of what happened on earth, including the great suffering they underwent. With strong emotion they anticipate and look forward to God’s coming judgment. This passage argues against the prevalent belief that to remember any unpleasant things would automatically strip us of happiness in heaven. Heaven’s joy is not dependent upon an erased mind, but a renewed mind. That will include a sense of the relative greatness of the eternal joys of heaven in comparison to the brevity of our earthly sufferings (Romans 8:18).

Malachi 3:16 speaks of “a scroll of remembrance” written in God’s presence “concerning those who feared the Lord and honored his name.” In the world of biblical times, such documents typically were recorded by the king’s scribes and periodically read in his presence, to ensure that worthy actions done by his subjects would be remembered and properly rewarded (Esther 6:1-11). The scroll mentioned in Malachi may be recorded in heaven by angels acting as God’s scribes.

Since we’re told that this scroll exists, it’s hard to envision the God of history later destroying it, or everyone in heaven ignoring it in the ages to come. It seems more likely that these records of the faithful works of God’s people on earth will be periodically read (perhaps viewed as they actually happened) in heaven throughout the ages. They will be rejoiced over by God, angels, and ourselves.

The young man from Siberia will be on those scrolls—I’m sure of it. I look forward to seeing the end of the story which I still do not know—what happened on his journey home, and the response of his church when they saw the Word of God for the very first time.

Forget earth when we’re in heaven? This assumption betrays an unbiblical belief—that our lives here are insignificant and have no real bearing on eternity.

Nothing could be further from the truth.

 

Photo: Unsplash

Randy Alcorn (@randyalcorn) is the author of over sixty books and the founder and director of Eternal Perspective Ministries